Последствия военного положения для бизнеса Одесского региона

03.12.2018 09:52PRAVO.UA

Как известно, 26 ноября 2018 года был принят Закон Украины № 2630-VIII, которым утвержден Указ Президента Украины №393 «О введении военного положения в Украине» на 30 дней на территории 10 областей: в Винницкой, Луганской, Николаевской, Одесской, Сумской, Харьковской, Черниговской, а также Донецкой, Запорожской, Херсонской областях и внутренних водах Украины Азово-Керченской акватории.

Введение военного положения грозит рядом юридических последствий для бизнеса, расположенного на территории всех 10 областей, и в частности для областей, на территории которых расположены морские порты.

Неисполнение договоров из-за наступления форс-мажора.

Применение форс-мажора в случае военного положения зависит от того, как этот пункт прописан в конкретном контракте/договоре и предусмотрен ли он в принципе.

В договоре может быть предусмотрено, что в связи с форс-мажором стороны освобождаются от исполнения обязательств на срок действия этих обстоятельств или могут отказаться от исполнения договора без дополнительной финансовой ответственности. Общего правила здесь не существует, и стороны вправе самостоятельно определить в договоре, что именно они относят к форс-мажору как в контрактах с нерезидентами, так и между резидентами в силу части 2 статьи 218 ГК Украины.

Важно: сам факт наступления форс-мажорных обстоятельств еще не является причиной не исполнять обязательства; между наступлением форс-мажора и нарушением обязательств должна быть причинно-следственная связь. То есть ключевым является реальная невозможность исполнения обязательств для той стороны, которая находится в зоне введения военного положения (например, блокирование банковских счетов в результате введения военного положения; задержка поставки из-за использования необходимых вагонов в военных целях; расположение воинских формирований в производственных помещениях; изъятие у предприятия транспорта, который выступает объектом аренды; уничтожение объекта недвижимости или транспорта, необходимого для выполнения договора и т.д.).

Условием признания обстоятельств форс-мажором является их возникновение после заключения договора. Таким образом, военное положение - не форс-мажор для сторон, заключивших договор после вступления в силу военного положения.

Чаще всего в договорах прямо указано, что форс-мажор должен быть подтвержден компетентными органами. Подтверждающим документом является сертификат Торгово-промышленной палаты (ТПП) Украины, который выдается по обращению стороны договора и выдается по итогам исследования каждой конкретной ситуации.

Если стороны не внесли в договор оговорку о форс-мажоре, а к договору применяется право Украины — вступает в силу статья 617 ГК Украины. Надо обратить внимание, что вместо форс-мажора украинское законодательство использует понятие непреодолимой силы. Нет единого мнения, входит ли в понятие непреодолимой силы военное положение. Суды указывают, что в каждой отдельной ситуации при решении вопроса о том, является ли определенное событие непреодолимой силой согласно статье 617 ГК Украины, необходимо выяснять все конкретные обстоятельства (место, время и т.д.) и руководствоваться следующими критериям, как чрезвычайность и неотвратимость.

Также украинская судебная практика сформировала позицию (к примеру, решение ВСУ от 12 апреля 2017 года по делу № 3-1462гс16) о том, что форс-мажор, как причина просрочки оплаты, не освобождает от уплаты задолженности с учетом индекса инфляции и 3% годовых, как предусмотрено статьей 625 ГК Украины.

Английское право, которое применяется ко многим договорам с нерезидентами, также связывает форс-мажор с указанными в договоре положениями, а ключевым является определение того, что были выполнены все условия форс-мажора: событие вне контроля, непредсказуемость и непреодолимость. Например, по английскому праву поставщик должен доказать, что возникло одно из событий, перечисленных среди форс-мажорных обстоятельств, что это событие негативно повлияло на исполнение обязательств, и что неисполнение не зависело от него и невозможно было предпринять какие-либо разумные шаги, которые позволили бы избежать либо наступления события, либо его последствий. Если, к примеру, была возможность своевременно транспортировать груз в другой порт, то нельзя сказать, что не было никаких разумных мер, которые мог бы предпринять поставщик, чтобы избежать последствий, и тогда последствия форс-мажора в виде возможности невыполнения условий договора не наступают.

2. Обход портов Украины на основании оговорок о военных рисках.

В морской отрасли для фрахтования судов распространены договоры-проформы, которые содержат типовые условия форс-мажора, а также war clause (военная оговорка/оговорка о военных рисках).

В частности, в контрактах бербоут-чартера BARECON, разработанных Балтийским и международным морским советом (БИМКО/BIMCO), в разных редакциях указано, что судно не должно быть направлено и не должно следовать в какой-либо пункт или рейс и не должно быть использовано каким-либо иным образом, если в результате этого оно попадет в зону, опасную вследствие какого-либо реального военного акта или угрозы войны, военных действий, операций военного характера и т.д. В условиях введения военного положения в приморских областях в виду угрозы войны, такое положение контракта может заставить фрахтователя изменить свой маршрут и не заходить в порты Украины, что также может привести к неблагоприятным экономическим последствиям как для сторон контракта, так и для предприятий портовой отрасли.

3. Ограничение прав и законных интересов юридических лиц.

Указ Президента устанавливает возможность временных ограничений прав и законных интересов юридических лиц в пределах и объеме, которые необходимы для обеспечения возможности внедрения и осуществления мер правового режима военного положения. Такая размытая формулировка включает широкий ряд мер и полномочий военных администраций, предусмотренный статьями 8, 15 Закона о правовом режиме военного положения.

Поскольку военное положение ранее не вводилось в Украине или отдельных ее местностях, реалии тех мер, которые будут применены, неизвестны и мы бы хотели остановиться лишь на некоторых угрозах.

Безусловно, будет усилена проверка выполнения предприятиями обязанностей по ведению воинского учета. Регламентировано Порядком организации и ведения воинского учета призывников и военнообязанных, утвержденным постановлением КМУ от 7 декабря 2016 года № 921.

Нельзя исключать возможность мобилизации сотрудников предприятий.

Говоря о бронировании военнообязанных на военное время, отметим, что разделом V Закона Украины «О мобилизационной подготовке и мобилизации» устанавливаются основные принципы проведения бронирования. Наиболее проблемным вопросом является то, что документы, которыми регулируются объемы, должности и профессии, которые подлежат бронированию, и порядок бронирования отсутствуют в публичном доступе, поскольку отнесены к информации для служебного пользования.

За ненадлежащее исполнение обязанностей, предусмотренных Законом «О мобилизационной подготовке и мобилизации», предусмотрено отстранение от должности руководителя такого предприятия и назначение исполняющего обязанности руководителя этого предприятия.

Есть риск изъятия имущества:

Изъятие имущества частной и коммунальной форм собственности

Перечень имущества или условия изъятия не установлены в пункте 4 части 1 статьи 8 Закона о правовом режиме военного положения, что дает пространство для злоупотреблений.

Изъятие транспорта для военных нужд. Военно-транспортная обязанность не является чем-то новым для нашей страны. Еще с 7 июля 2015 года Положение о военно-транспортный обязанности, утвержденное положением КМУ от 28 декабря 2000 года № 1921, предусматривает выполнение военно-транспортного долга как в мирное время, так и в особый период.

Так, у многих предприятий автотранспорт уже был изъят. Согласно пункту 15 Положения руководители предприятий должны подавать военным комиссариатам ежегодно до 20 июня и 20 декабря информацию о наличии транспортных средств и техники, их техническом состоянии, а также о гражданах, работающих на таких транспортных средствах и технике.

В условиях военного положения во исполнение распоряжений местных госадминистраций юридические лица и граждане обязаны передать транспортные средства и технику для удовлетворения потребностей военных формирований.

Изъятие телекоммуникационного оборудования, теле-, видео- и аудиоаппаратуры, компьютеров и других технических средств связи.

Есть риск ограничения в праве пользоваться своим имуществом. Так, во время военного положения военные администрации могут размещать воинские части на территории предприятий (военно-квартирная повинность).

Установление ставок местных налогов, если решение местного совета по данному вопросу не принято. Однако напомним, что в отношении единого налога (местный налог) Налоговым кодексом Украины установлены максимальные размеры ставок единого налога для разных групп, то есть военные администрации не могут выходить за эти максимальные размеры ставок.

Ограничение хозяйственной деятельности.

Возможно ограничение работы финансовой, банковской и страховой системы и нельзя исключать опасность блокирования счетов. На данный момент Нацкомфинуслуг уведомило о том, что введение военного положения не является основанием для отказа в страховой выплате. Тем не менее, прогнозировать достаточно сложно.

В отношении СМИ предусмотрено принудительное регулирование (включая использование/запрет) работы телекоммуникационных, полиграфических предприятий, издательств, теле-, радио- и других предприятий, организаций и учреждений культуры и СМИ.

Возможен ввод запрета торговли алкогольными напитками и др.

Это неполный список последствий и ограничений, которые могут быть введены. Мы рассмотрели наиболее актуальные, на наш взгляд, вопросы, которые сейчас интересуют бизнес в Одесском регионе.

Максим Капелист, адвокат, партнер АО «Юрлайн»

Анастасия Нгуен, адвокат АО «Юрлайн»

Архив новостей:

Июль 2019
ПнВтСрЧтПтСбВс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31